Знакомства в азнакаево нафиса шакирова 54

Contents

  1. ЧЕТЫРЧИНСКИЙ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ
  2. Персоналии
  3. Татарские поселения, авыл и места компактного проживания - Б
  4. Меню пользователя

И вот, ты лежишь, а на тебе пятно. А как это, значит, ты не работал. Вот так мы через забор из парка убегали там. После этого нас перевели на первый этаж. Вот, я на нем, на этом станке начал работать уже здесь, когда мы сюда переехали. Это примерно [19][19]52 год. Ну, тут я там работал. А вот двухэтажный дом по Нариманова строился, там в этом доме была лаборатория. Ну как бы часовая. Ну, там были не только часы. А часы у нас на заводе стали делать только в сорок пятом году. Точно я не помню, чтоб не наврать. Часы такие большие были, я забыл, как они называются.

Что делалось в этом здании — мы еще не все знали. Мы единственное, бывали в том здании на первом этаже, в том здании, в первой школе, когда нас туда по 40 человек, по пятьдесят привезут оборудование какое-то, пресс громадной высоты многотонной, его надо, а там же деревянные полотна, вот настелют досок, его монтажники привезут вот такими ремнями. Его 20 человек с одного конца взяли, с другой.

Я в этом корпусе только бывал, а больше в других цехах я там не бывал. До [19]47, примерно до [19]48 года. Короче говоря, оттуда мы, да, где еще цеха были. Вот, значит, где лицей — это был тут 3 и 14 цех, два часовые. Значит, а вот где винзавод, был корпусной цех. Вот этот Морской, который наш токарь, он первый возглавил этот корпусной. Корпусов тогда еще не делали до этого. В [19]50 году нас сюда посылали, в [19]49, может быть, траншеи там, копать землю. Отработаешь время, потом помогали в выходные по строительству.

В [19]50 году мы переехали сюда. Несколько цехов, в том числе, и наш ремонтно-механический. И вот, это уже тут, на этих станках я работал. Ну что дальше? Как получилось: Китай закупил у нас большую партию часов. Понадобилось, это самое, много корпусов делать. И вот этот Морской, он уже в это время, я немножко тут заскочил вперед, он до этого, до начальства работал в опытном цехе. Где сельхозбанк то есть, у нас тут был дирекция. Директор завода, Лукьянов Николай Сергеевич, тут они работали. Еще заскочу: Григорьев, который был начальником цеха, когда Суринов уехал в Москву, в конце [19]43 или [19]44 уехал, Григорьев стал главным механиком.

А потом, спустя некоторое время, его Лукьянов назначил главным инженером. Вот, бывший наш начальник цеха стал главным инженером завода. Кстати говоря, он очень хорошо пел, у него отличный был голос, внешность такая, он на сцене выступал. И вот, он меня даже, когда это самое, раз это я задел, перед вечерней школой я два года учился в вечерней музыкальной школе — [19]48, [19]49, [19] Вот так.

Это вот детская музыкальная школа вечернее отделение. Анна Яновна Зельд там у нас была директором. Ну, есть фотография, я могу показать. С учениками. Вот, это самое, вот эту школу. Почему я туда попал? Ну, в клуб ходили, вот где вторая школа, крыло там, актовый зал есть там, да, сейчас? Это сделали наш клуб. Убрали несколько там мастерских, цехов. Там библиотеку сделали, и там вот туда ходили.

Ну, девушка посоветовала, мол, что ты тут ходишь. Ну, самодеятельность, это самое. Вот, я туда попал. И вот началась моя еще самодеятельная жизнь, которую еще я в последний раз выступал. Это с [19]44 года примерно. На голосовых связках смеется. Ну, вот. Вот, Ленский — это я. Вот, прочитайте там. Это из газеты вырезка. За неделю — 7 зрителей! Владимир Дмитриевич, простите, я Вас перебью. Вы изготавливали детали во время войны?

Значит, и вот, меня на это самое, назначили этим корпусным цехом после ухода Морского Куликова. Он, это самое, Александр Ильич, который был мастером, когда мы в [19]х годах сюда переехали. Мастером был у меня. И он директору сказал. Был директор Славгородский у нас, помните, да? Виктор Федорович.

ЧЕТЫРЧИНСКИЙ ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ

И вот, этот директор, значит, он сказал: Потому что мы набрали в отделе кадров много народу. В части, в цехе они и у меня потом работали наладчиками. Ну вот, набрали народу. Ну, ведь они должны же что-то уметь делать. И он попросил двоих, в том числе одного меня. И вот, я, значит, сюда, а не бросал работу. Я купил себе. Такой бежевого. Вот, я третий был, это самое.

Вот, я ездил сюда, значит, это самое, тут все сделаю — ну мастерская, только начал, тут тоже отвечать надо. И тут тоже, значит, по 10, по 12 часов. Пока заточить, как поставить, как работать. На настольных токарных работали. Вот после этого, значит, я там недели , там, в общем-то, я не помню точно, помогал им всё, когда начинали работать. Ну, что делать? А потом у меня и тут работа. Я вот, помните, заговорил про двухэтажное здание?

Вернусь назад, когда я там работал, значит вот это, [19]48 -[19]49 год. Значит, у нас начальником лаборатории был серб по национальности. Ну, инженер который, из Москвы. Ну, в общем, какие-то такие вот большие служебные часы. И там вот, значит, нужны были большие детали делать: Ну, ни на каком станке никак это не сделаешь. И металла такого не было. Надо из латуни сделать.

Конструктора что придумали: У нас никто за это не брался. И вот, меня пригласил начальник, это самое. И Белявский Владимир Юрьевич, он был уже начальник цеха: Ну, в общем, я нашел, я не буду рассказывать как, короче, я эти детали сделал. Для сравнения: Ну, сделаешь, расценки ведь там. Деталь сделаешь — карточку там, нормировки все сделаешь.

А на этой детали я зарабатывал в раза больше. Стал зарабатывать, у меня такая зарплата — все рты разинули. А никто не брался, что ж смеется. Им понравилось, и они меня стали. Главный инженер Геннадий Яковлевич, он меня хорошо знал, я же пел, и когда я там учился-выступал, он мне все говорил: Он немножко выпивал.

Персоналии

Вечера в музыкальной школе были, и вот, он решил перевести. А тут объявились владельцы. Одно дело — меня отдать, ладно еще. Ведь станок надо отдать. А таких всего два было в цехе, таких станков то. И, короче говоря, они нашли правильное решение. Директор, не Славгородский, а до него — Николай Сергеевич. Значит так — станок у вас работает, а детали делает для тех. И вот я несколько месяцев.

Морской в это время работал в двадцатом цехе, и он заболел. А меня в это время туда передали. После этого дела, значит, это самое, там поработал, он вернулся. Меня на маленький станок — я отказался, вернулся к себе в цех. Отказался и меня даже, это самое, главный технолог Эстрин, в последствие он стал главным инженером завода. Замечательный человек. И семья у него такая. А он приходил к нам. Все рационализаторы приходили: Ну, спросит у мастера, у начальника цеха. Ну, я им делал. Все равно ведь расценки платят. И он однажды меня пригласил, мол, зайди.

И я, значит, это самое, зашел к ним в техотдел. Ну, он говорит, достал брошюрку вот такую: Ты что-нибудь слышал? Мы могли самолеты делать в нашем цехе! Мы станки в нашем цехе делали, не только ремонт. Мы для многих заводов делали станки. Там это, небольшие, разные. Ну, отливали мы отливки для судоремонтного, а остальное мы делали тут. Ну, короче говоря, я взялся. Он меня повел, а уже был Виктор Федорович Славгородский. А он любил этих молодых всех. Он старых увольнял, а молодых инженеров главным конструктором ставил.

Ну, везде молодых таких ставил. Ну и тогда говорит: Тебе дать конструктора? Я вот почему обращаю на это внимание, вот такой он был человек. Он был до этого главным инженером компрессорного завода, до прихода на наш завод. А жена у него была дочь первого секретаря Обкома. Вот ну, дело не в том, что она — он сам был такой изумительный.

Он из Казани приехал. Ну, вот он говорит: То, что касается сделать в двенадцатом цехе — приходи туда, отдавай рисунки. Ну, я на миллиметровке все делал. Там легче. Бумага такая есть. А то, что касается инструментального — это в инструментальном. И он, значит, туда. В инструментальном, где педучилище был. Потом когда дошло, главный инженер там поправил, короче говоря, после этого меня уже не выпускали, станки не давали и потом я тут буквально месяца два или три проработал и меня назначили мастером, потом исполняющим обязанности.

Ну, а потом уж вот мастером. Ну а там что? Значит, я не могу точно назвать цифру, но, наверное, около четырех с половиной тысяч было. Нет, это все вместе. И с транспортным отделом, и с деревообрабатывающим цехом. Вот, где винзавод был, вот тут слева маленький домишко — отдел кадров. Там делали ящики для упаковки деталей. Вот когда в [19] [19]44 детали для мин делали, туда отправляли. Вот, кстати, у Цивилина мама с отцом работали во второй школе.

Мы на втором этаже, они на первом этаже работали. А станки, знаете, какие были у них тогда, где они работали? Вот придешь к ним в цех, у них вот станки стоят рядами, а на потолке прикреплен вал, шкивы и на каждый станок ремни. И представляете, 3 класса если объединить, и вот так все бу-бу-бу-бу, всё дрожит, всё в масле. Вот было так, они там работали. Валентин — это его отец, забыл, как её звать, это самое. После вот этого, после того, допустим, как я уходил, или нет, еще я не уходил? Из цеха, когда я уходил, на заводе было Это вот где-то [19]е годы.

Такой большой завод был. Иждивенцам, да. Значит вот, когда пришел я на работу, ну на часовой завод. Я не буду про Булдырь, там кормила сама организация, там все сами и заботились, выращивали там все там. Вот, грамм получали. Если ты норму стал больше делать — И вот когда я, это самое, лучше стал работать, я стал получать , и даже килограмм. Кило была самая высокая. Но я до такой не доходил. Смеется А была вот, где старый ресторан, столовая была. А была, где сейчас новый магазин, салаховский так называемый, угол Бебеля-угол Ленина, ну, книжный, а на другой стороне то, магазин большой, новый.

Тут была столовая ИТРовская. Инженерно-технических работников. И вот, кто грамм получал, уже там обедал. Подразделение такое было смеется. Вот когда я ходил на обед, это самое, туда, но Вы не спросили меня, как начинал я работать. У нас была столовая напротив сельхозтехники, напротив парка то, на первом этаже. Ну, прибежишь туда, одну очередь надо выстоять, другую очередь надо выстоять.

Ну и хлеб. Вот та пайка, которая, это самое. Так мы что с ребятами как договорились: Вот мы за 15 минут смеется. Прибегаешь туда, предъявляешь свой документ, и тебе выдают талон. Вот это, год, год так бегали туда. А потом уж вот туда, это самое. Ну, как я уже сказал, мы то делали в ремонтно-механическом детали для ремонта станков, а сам завод делал детали для мин.

Я сколько знаю. А чего я не знаю, про которые я сказал, что на тех этажах вот, что делали — не знаю. А вот там, где сейчас актовый зал, там, где потом у нас клуб открылся, там работал бывший 13 цех. Его в [19]45 году закрыли. Там какие-то закрытые приборы делали. Не знаю, какой-то там секретный цех был. Ну, дальше, после того, как я окончил техникум в [19]62 году, значит, это самое, назначили заместителем начальника цеха.

Это вот трехэтажное здание около КАИ есть слева, вот третий этаж весь, треть примерно этажа второго и больше половины первого этажа. Это вот мы делали корпуса. Вот там я начал работать. Куликов был начальник. Когда я мастером работал, однажды приходит ко мне мой начальник цеха, бывший, Гаранин. А он в свое время когда-то в компартии был до войны. Потом его тут отозвали. Ну, он не специалист в технике. Ну, руководил. Хороший мужик, у меня есть фотографии. Это самое. Потом его назначили начальником 17 цеха, который организовали, где вот сейчас завод авторемонтный есть. Он тогда МТМ назывался: Он отдельно в поле стоял тогда.

И вот он однажды приходит и говорит: Пойдешь ко мне замом? Образования то нет. Проходит какое-то время, буквально три дня. А Куликова хотели поставить начальником производства. А его начальником, а тот хотел к себе замом. Вот, а замом был Черноберевский. Он тоже, в общем-то, в технике не занимался, ничего не знал такое.

Ну, они не хотели его брать. И, короче говоря, приходит однажды Куликов через 3 дня и говорит: Туда поставили Хусаинова, бывшего начальника 4 цеха. А меня оставили тут. Ну, он забрал меня. А как я буду, это самое, работать то? Я все, и станки там, для меня ведь новости все это, и токарная работа — не разберешься. Но там столько деталей, столько их названий.

У меня в голове не умещалось. Ну, там вот девчонки-диспетчера то они привыкли, у них как вот в компьютере тык-тык, и всё — они всё знают. Они все знают там. А я боялся. Но потом привык, когда стал начальником цеха. Вот в [19]65 Куликова тогда перевели в опытный цех. Вот туда, где это самое. И потом, значит, начали работать. Получили знамя. Значит, наградили нас. Меня наградили знаком Министерства Приборостроения там приказом министра по Москве.

Потом в [19]70 в честь столетия Ленина, значит, это самое, мы заняли опять первое место. Мы тут стали занимать места. Хороший коллектив, работали дружно, не ругались, все рабочие, все прекрасно зарабатывают хорошо. Просто больше работаешь — больше производилось больше. У нас, мы завоевали памятное знамя. А в заводе было первенство — вот мы завоевали памятное знамя.

И вот я по командировкам ездить стал, это самое. Ну а [19]81 меня перевели в этот самый, как его, в техотдел начальником технологического бюро. Ну, там 10 лет отдыхал. Белоруссия, Украина, Ленинград, Москва, Азейбарджан. Ну, там разные детали. Ну, а в конце, перед уходом, новый главный инженер Николай Тимофеевич пригласил поговорить со мной о том, чтобы внедрить новые станки, каких часовая промышленность не знала. А я раньше трижды ездил в Горьковский завод в командировки, ещё, когда в 12 работал.

Потом я там учился на полуторамесячных курсах повышения квалификации. Был на заводе, был старостой курса. Автомобильный завод ГАЗ. А там такое производство! Я там нагляделся, прям в восторге от всего, когда в первый раз. Ну, и когда он меня пригласил, вот такой станок надо, мы стали делать водосчетчики то.

Стали много делать, а такие детали не на чем делать. На часовском оборудовании много надо работниц то. Одну деталь сделать — надо двадцать операций и двадцать работниц. Ну, никак так не получалось. А были такие станки в производстве уже даже в советском союзе. Карусельные они. Значит, вот он 3 метра диаметром стол, на нем эти бабки — каждая выполняет свою операцию. И сверху бабки, каждая выполняет свою операцию. Ну, бабка — это у станка там, де шпиндель крутится, куда инструмент крепится. Ну, вот, допустим, одна одно сверлит, другая другое сверло, третья ножичком нарезает, четвертая черчиль делает и так далее.


  1. 50 лет стройотрядам Татарстана by Сергей Шелестов - Issuu.
  2. не трудно найти девушку трудно.
  3. знакомства семейных пар в контакте.
  4. Лейсан Шакирова, Азнакаево.
  5. Лейсан Шакирова.
  6. Стена | ВКонтакте.
  7. женщины ищут мужчину в белгороде.

А деталь как закрепил, и не только тут отверстие какое-то сбоку, сверху там. Вот, верхняя свою работу делает.


  1. .
  2. Татары, Татарлар, Международный татарский портал Татарлар.Инфо!
  3. ;
  4. Лейсан Шакирова - фото.
  5. ?

То есть ее задача — поставить деталь и готовую снять. Цикл проходит — деталь готова, цикл проходит — деталь готова. Ну, я говорю, можно делать. А где? Такой станок если вот заказать — Харьковский институт проектирует от 2-х до 3-х лет и полтора года делает какой-то там завод под Харьковом. То есть 5 лет надо ждать. И вот, они нас, меня, значит, мой сын был зам. Вот УАЗик, нас посадили 8 человек, там начальник цеха, там все.

Поехали смотреть. Приехали туда, а у меня, оказывается, некоторые рабочие из 12 цеха ремонтно-механического стали там на КАМАЗе работать. Ну, кто наладчиком, кто слесарем, кто мастером. В общем, вот такие. И я нечаянно попал на каких-то. Мы ходим-ищем такие станки, а там заводишки, там ведь несколько заводов то. И вот, мне потом рассказали, вот на таком заводе то. Приехали на такой завод — там всего три станка, и, причем, небольших.

Они нам никак не подходят. Подходит Белов, бывший мой, слесарями-ремонтниками руководил в 15 цехе, и говорит: Да вы чего сюда-то приехали? А, оказывается, в Заинске то там делали колеса для камазов. Ну, еще разные какие-то входящие детали для двигателей и для чего-то. И вот, эти крупные станки то все вот там были.

Мы туда приехали на машине. Там, значит, ну туда посмотрели — всё, сын мой с главным механиком договорились, нашли общий язык там. Мне разрешение, подключили, это самое, женщину-инженера. Я у нее спрашиваю то-то то-то, она по компьютеру, а у них был компьютер, я впервые увидел тогда.

Это был [19][19]89, может даже [19]87, не помню точно. Ну, короче говоря, это я выбрал там какие-то, а они же не могут продать станок то. Вон, говорит, видите те станки, у которых кончилась операция, мы их выбрасываем, ну это, как металлолом. Ну, я там два станка выбрал, а потом мы уж там все — договорились, один станок там действующий, действующие бабки, которые нам подходили.

Ну, уже оттуда, я тут отсюда организовывал бригаду, второго технолога там опять подключили там как Славгородского, там бегом нам делайте. Один станок там внедрили, электрику там подключали. Все там, в общем, всем заводом там работали. Руководил этой группой я. Один станок, потом другой. Но самая интересная деталь, конечно. Вызывает меня Николай Тимофеевич, это самое, инженер: Ведь всем, кто участвует надо по повышенной зарплате платить. Я говорю: Ну, как обычно.

Ну, зарплату, премию больше дать. И стали составлять договор. Сколько стоит? Ну, я примерно так прикинул. Ну, тысяч 6, может быть или 4. Ну, так это, боюсь сказать эти цифры то. Давай мы хотя бы пятую часть стоимости этого станка. И они нам по договору эти деньги выдавали, и я даже не знал, как эти деньги распределить.

Вроде бы большие деньги, а я не знал смеется. Кому три зарплаты месячных, кому-то вот такие. Ну и мне там Цивилин тоже, это самое. Вот, 3 станка внедрил — машину я купил. Мне это же самое сказала Архипова Алла. Аккомпаниатор, знаете? В клубе. Он как-то, пришли к ней, новые, репетируют, года 3 назад что ли были.

Они поют, а мне уже за 80, это самое. Так это, говорит, легенда смеется. Ну, это по самодеятельности. Знаете что, - самое главное зависит от тебя. Вот обратили внимание, у меня 5 классов. Ну, ведь были же и грамотнее из техникумов, институтов. А я рос!

Вот, бывший начальник 13 цеха, который не Гаранин, а Хрусталёв ещё был. Значит, его сына жена работает в педучилище. Знаете, да? Она руководит хором у нас, дирижирует. Значит вот, ее тесть, они жили напротив роддома бывшего, сейчас поликлиника новая, ну, напротив, жили они там. Вот, он был начальником цеха, потом был начальником безопасности и не освобожденный секретарь парткома. Был освобожденный секретарь, заместитель и не освобожденный секретарь. У него сын, муж Светланы, окончил КАИ с отличием, с красным дипломом. Он приходит ко мне в 15 цех. Ну, я рассказывал, места первые там, ну что самое главное, у нас интересно было.

У нас море станков было разных, разные операции, и потом, ручных операций: Ну, все это у себя в цехе делали, только на покрытие отправляли, принимали-собирали, и уже готовый корпус отправляли. Ну и вот, он приходит и говорит: Парень-умница с красным дипломом.

Не каждый же кончает с красным дипломом. Давай к тебе. Ну, он настоял. Я его взял. Ну, мы как раз опять расширялись. Вот, это нержавеющие корпуса пошли, то-сё. У меня было три технолога, у меня фотографии есть: Ну и так далее. А мне уже дали 5 человек бюро и начальника бюро. И вот, я его поставил начальником бюро. Он студент, но он быстро очень вник, ну вот как руководитель из него как цеха — не получилось. Ну, бывают такие вот люди. Тут какая-то должна быть изюминка что ли, здесь, в этом деле. Вот такой вот у Светланы муж. Жалко, он больно рано умер. Владимир Дмитриевич, Вы пережили период расцвета завода, всю историю, как Вы уже сказали.

Что значит для Вашей жизни завод? Какое место он занимает и занимал? Вопрос смеется. Большой и сложный. Я отвечу просто — это часть моей жизни. Вот я там вырос. Ну, как сказать: Вот, взять хотя бы вот эту квартиру, примерно. Тамара Ивановна работала в четвертой школе, начинала работать. Вы помните, где мы жили? Около мечети. Пешочком, автобусов не было, в четвертую школу. Значит, вечером она еще в вечерней школе вела, просили там. Там в вечерней школе многие учились, и начальник ГАИ, и другие начальники учились при четвертой школе. Ну, иногда встречать. А там одни учителя.

Ну, я к Дому учителя приеду в бильярд поиграть или в самодеятельности. Вот, я ее подожду. Вот, они подходят оттуда, но это редко. Вот, они, которым 60 лет будет двадцать первого, за молоком часто надо, это сейчас — пакетик, туда-сюда, а она оттуда его на руку или за руку маленького, на нижний рынок. В одной руке сумка, в другой он идет.

Который раз устанет, а она идет и его волочет. Вот такая жизнь была. Но мы нисколько не сетуем. Однажды случилась такая деталь. Ну, трудно стало, на квартире никакого просвета не видать. Значит, это самое, Виктор Федорович ушли, ну, выжили его, честно говоря. Вот, он их убирал. Ну, им не понравилось. И его однажды не избрали в партком, не избрали в горком, и не избрали.

Директором не может же быть. И, не смотря на его обкомовскую поддержку, ну, видимо, он не вмешивался там, и он ушел. Но, обратите внимание, - деталь: А потом, в [19]65 мы ездили туда. Там уже завод у нас сначала ездил в Крым на автобусе, ну возил туда-сюда, а потом они ездили в Анапу, и там оставались.

Мне нравилось это место. А туда приехали с Киевского завода. Я почему об этом уточняю, я отсюда узнал какова судьба нашего Славгородского. Когда оттуда они ушли, а вот этот Лисичка, министр наш, одновременно он еще был заместителем Косыгина, он его, видимо, ценил по компрессорному заводу. Он его туда директором поставил. Он так же там круто взялся, это рассказывал мне зам. Они отдыхали там. Судьба свела просто. А главный конструктор был лауреат сталинской премии, - он вообще на заводе так, то в Москве, то в Академии где-то.

А зам. Ну, была такая гонка, вооружение. А завод такой. Вот, Виктор Федорович там оказался. Навел порядок, как он рассказывает. Ну, это я знаю и не только от него, он стал директором, кандидатом XX или XXI съезда, я не знаю, орден Ленина получил там. Ну, и потом тоже каким-то там перевернул, и начали на него нажимать партийцы эти самые. Он махнул рукой и ушел. И он стал в Госплане работать заместителем председателя Госплана Украины.

Ну, не первым там, но каким-то. Ну, ему эта экономическая работа. Он вообще по природе — что-нибудь сделать, рационализатор такой вот он был. Вот эпизод из нашей. Детали мелкие часовские, бывают вот такую коробочку там чуть ни полмесячное задание. Кто несет из цеха в цех, но нам возили на автомобиле.

Татарские поселения, авыл и места компактного проживания - Б

Корпуса то тяжелые, ну, это понятно. А другие цеха то. Вот, к примеру, говорю смеется. Не стеснялся, подходил. Раз я автомобилист, а, это самое, у него тоже автомобиль. А автомобили не разрешали ни обкомовским, ни директорам не разрешали иметь собственные автомобили. Оттуда он ушел на пенсию. По Вашим рассказам кажется, что он был тем директором, которого Вы больше всего ценили? Я бы не сказал. Очень нравился, я старался быть похожим, таким. Но, Вы знаете, вот трудно их различать. Николай Сергеевич Лукьянов, я его почти не знал.

Кто я такой был? Но один эпизод. Нас оттуда выгнали, клуба нет. Ну, боксом немножко занимался у отца Киржнера, он у нас тренером был. Вот, Киржнер, который умер, у его отца. Ну, вот, это самое, меня приглашают в отдел кадров. Что такое? Значит, сидит мужчина: Как вы живете? Квартира есть ли? Завод не строил, никакой надежды нет. Ну, в общем, тяжело было. А я ведь в две смены работал, а Тамара то, я уже рассказывал, как работала. Они отобрали трех специалистов с завода: Гальваника хорошо помню, потому что он потом мне встретился. Я-то их не знал, когда меня приглашали. Вот есть такой Челябинск Знаете, что такое Челябинск?

Где взорвалась там эта, атомная то, потом директор там застрелился. Там полоса была километров, ну как Чернобыль. Ой, наверное, в [19]х годах было в конце. Но взорвалось то не в [19]х. А меня-то приглашал он, наверное, [19]52 -[19]53 год. Мы уже женаты были.

Знакомства в интернете / Лютые приколы [BugagaTV]

Наверное, [19]53 или [19]54 год. Тут такое дело. А что, там? Ну, марки называет, а я по командировкам то ездил, я уже знал какие это. Чешские, вообще чудо - станки. Чего бы еще надо, да? А жена кто у Вас? Ну, так это говорили все — я дал согласие. Пришли с женой и дали согласие. И все, подписали. Потом, когда я стал узнавать, где это, что. Вот, думаю, дурак какой. Ёлки-палки, уже бояться стал. Но на мое счастье меня не взяли.

Не взяли, наверное, по причине, что её родители были раскулачены. Вот, не её родители, а ее бабушка и дедушка. Ну, короче говоря, нас по какой-то причине не взяли, я так думаю. Прошло много лет. Наверное, в конце [19]х я встречаю гальваника. Ну, я его хорошо знал. Но я не знал, что он там.

Встретился он на площади. Он такой какой-то немножко больной. Ты-то откуда знаешь? Он проработал там всего четыре года. Но он гальваник, он, видимо, близкий к этим каким-то вредным делам. И его на пенсию отправили. Каенкаем — дускаем. Великие Тюрки!!! Правда смеялась, когда в неё камни бросали: Двое блаженных калек протокол составляли И обзывали дурными словами её. Итак, свершилось смешное и грустное одновременно: Like 2.

Депутат заявил, что чиновники заслуживают дорогие автомобили. Депутат от "Единой России" Александр Максимов объяснил идею запрета покупки дорогих автомобилей для чиновников: Like 4. Девочку, которую мать выбросила с 9-го этажа, из больницы передали родственникам. В Уфе из больницы сегодня выписали двухлетнюю малышку, которую собственная мать выбросила из окна 9-го этажа. В Минздраве Башкортостана сообщили, что состояние девочки нормальное, и ее передали родственникам. Двадцатиоднолетняя мать сначала выбросила из окна ребенка, а потом прыгнула сама.

По счастливой сл. Это доказывается и историческими материалами, и фактами из произведений литературы. Впрочем, в царской России тюрки воспринимались как единый народ: Алина Загитова — чемпионка мира ! Произвольная программа. Произвольную программу российской фигуристки судьи оценили на ,42 балла. По сумме двух прокатов результат Алины составил.

Please, retry later.

Меню пользователя

This person does not have the access to this photo. In order to tag a person, hover over his photo and press left mouse button Left-click on a photo to tag people in it. Татарские поселения, авыл и места компактного проживания - Б Автор списка Альтаф Гюльахмедов http: Селения на букву А: Айбаш Высокогорский р-н Б.

Елга Рыбно-Слободской р-н Б. Кибя Кози Тюлячинский р-н Б. Кибя-Кози Тюлячинский р-н Б.